О СКЛОНЕНИИ К АБОРТУ

Протодиакон Владимир Василик

Эта история произошла десять лет назад. В мае 2013 года мне написала ВКонтакте моя бывшая студентка Мария А. из клиники в полном смятении: после УЗИ врачи торжественно и безапелляционно заявили ей, что у ее будущего сына – неизлечимый порок сердца, жизнь его (и родителей) станет сплошным страданием, а посему лучше избавить его (и себя) от страданий.

Как мог, я постарался ее успокоить. Я припомнил один и драматический, и в чем-то смешной случай, когда одной будущей роженице показали УЗИ ее ребенка… без головы и, соответственно, порекомендовали сделать аборт. Но она была настоящая православная христианка и решила рожать, несмотря ни на что. Какова же была ее радость, когда у нее родился абсолютно здоровый малыш! Не знаю, испытали ли какое-то смущение незадачливые врачи (а может быть, наоборот – весьма искусные, в зависимости от их целей). Думаю, вряд ли. Наверное, сочли это ниже своего достоинства. После моих рассказов Маша успокоилась и решилась рожать в любом случае. Через некоторое время после родов она отписывает мне: «Все слова врачей оказались ложью. Федор родился совершенно здоров». А через полгода, во время первого возрожденного крестного хода в честь благоверного князя Александра Невского, Мария показала мне своего Федю – славного и крепкого младенца. Сейчас он успешно учится в четвертом классе…

Среди моих многодетных знакомых не было случая, чтобы будущих матерей не шантажировали и не склоняли к аборту под тем или иным предлогом

Этот сюжет заинтересовал меня. Я вспомнил рассказ одной певчей Л. о том, как в 1991 году ее во время беременности и тяжелой ангины, сопровождавшейся высокой температурой, врачи по сути дела заставили сделать аборт, воспользовавшись ее полубессознательным состоянием. Дальше – больше. Среди моих многодетных знакомых не было случая, чтобы будущих матерей врачи в консультации или даже в дородовом отделении не шантажировали и не склоняли к аборту под тем или иным предлогом – осложнения при родах, будущие (или настоящие) болезни детей и, наконец, сама их многочисленность: «Так у вас шестой? А как вы их прокормите?». Затем из передачи «Линия жизни» я понял, что это массовое явление: многие матери хотя бы один раз сталкивались с предложением, временами весьма навязчивым, сделать аборт.

Насторожило меня и следующее обстоятельство. Обыкновенно у нашего замечательного здравоохранения зимой снега не выпросишь: многие пациенты месяцами стоят в очередь на бесплатное УЗИ и МРТ. А здесь – абсолютно бесплатное УЗИ миллионам женщин. Стоимость процедуры в коммерческих структурах – «от двух до пяти» тысяч. С чего бы такая щедрость?

Отчасти я нашел ответ среди знакомых медиков, которые просветили меня на предмет негласной инструкции Министерства здравоохранения: выявлять на как можно более ранних стадиях детей с возможными патологиями и потенциальной инвалидностью и добиваться их абортирования. Государству, оказывается, невыгодно платить пенсии и пособия инвалидам, заботиться об их медицинском обеспечении. Нет человека – нет проблемы, нет расходов. В книге «Майн кампф» Гитлер писал, что одной из главных обязанностей государства является «проведение практического современного контроля за рождаемостью»: «больным или слабым людям не должно быть позволено иметь детей». Гитлер предельно ясно выразился по этому поводу:

«Если нет более сил бороться за чье-либо здоровье, право на жизнь в этом мире борьбы окончено. Мир принадлежит только полному сил “полноценному” человеку, а не слабому “недочеловеку”».

Интересным представляется и следующее обстоятельство: по сообщению известного публициста Сергея Михеева, за сопровождение беременности в течение девяти месяцев сотрудникам женской консультации платят около шести тысяч, а за аборт – около трех тысяч[1]. Нетрудно догадаться, что предпочтет ленивый, беспринципный и корыстный человек – возиться ли с будущей роженицей девять месяцев или чиркнуть направленьице – и три тысячи в кармане за пять минут.

По поводу доплат за аборты встретился с любопытным комментарием на форуме многодетных родителей:

Врач только спросил, на что жалобы, я ответила, что жалоб нет. Он кивнул и молча выписал направление на аборт

«Точно знаю, что доплачивают. Работаю с беременными и молодыми мамочками, поэтому нередко приходится общаться с врачами на разные темы. Так вот, есть в больницах план по абортам и, соответственно, премии за план перевыполненный. А в первую беременность меня тоже на аборт записали на первом же приеме. Даже не спросили, буду ли рожать. Я ж первый раз в поликлинику пришла тогда по беременному вопросу. Врач только спросил, на что жалобы, я ответила, что жалоб нет, а вот есть беременность… Он кивнул и молча выписал направление на аборт. Я так с этой бумажкой и вышла тоже молча. Больше к этому врачу не ходила»[2].

Возникает вопрос: ДЛЯ ЧЕГО ВСЕ ЭТО?! Казалось бы, ответ на поверхности: кровавый бизнес – стволовые клетки, фетальная терапия, омолаживающие кремы и т.д. Вот что на условиях анонимности рассказывает сотрудница одной из частных гинекологических клиник столицы:

«Сейчас клиник, которые делают аборты на поздних сроках, уже гораздо меньше. А тогда (в девяностые и двухтысячные) бизнес был популярен. То, что оставалось в результате таких абортов, направляли потом “на стволовые клетки”»[3].

Контингент при этом был такой: либо женщин, пришедших на осмотр, убеждали, что ребенок болен и необходимо сделать аборт. Либо девушки приходили сами, в основном это были провинциалки, которые с помощью беременности хотели «захомутать» столичного жениха, а когда не получалось, срок был уже слишком большим, чтобы обращаться в государственное учреждение. Обращались к частникам. Получалась двойная выгода: и цена операции немалая, и ее результатами можно было выгодно торговать.

«У меня за плечами 30 лет в гинекологии, не только в частных клиниках, но и в государственных больницах. Видела, к сожалению, всякое, – продолжает наша собеседница. – Врачи, которые решались на аборты на поздних сроках и потом куда-то сбывали тела детей, были всегда»[4].

Вот что пишет о фетальной терапии игумен Филипп (Филиппов), руководитель медицинского отдела Воркутинской епархии:

«Среди различных преступлений против человечности и человечеств существует одно, тяжесть которого очевидна и не требует доказательств – фетальная терапия.

Фетальная терапия представляет собой новую изощренную разновидность людоедства. В ее основе лежит изъятие и использование тканей плода (fetus – лат. “плод”), уже сформировавшегося в чреве матери ребенка, жизнь которого искусственно прерывается на поздних сроках беременности. Из фетальных – зародышевых – тканей головного мозга, половых желез, поджелудочной железы, печени и т.д. изготавливаются новые “лечебные” препараты. Предполагается, что переработанная “биомасса” из тканей человеческих тел представляет собой уникальное средство широкого спектра действия: от лечения синдрома Дауна и болезни Паркинсона до бесплодия и импотенции, заболеваний нервной системы, поражений головного мозга, почек, а также считается средством омоложения стареющего организма, включая использование фетальных тканей в косметических целях. Развернута рекламная компания новым “средствам” лечения (см. бюллетень РАМН “Экспериментальная биология и медицина”, в изданном приложении “Трансплантация фетальных тканей и клеток”).

Фетальная терапия относится к разряду трансплантологических манипуляций. Тем не менее она в корне отличается от методов обычной трансплантации, при которой пересаживаются органы или умерших людей, не протестовавших против забора их органов при жизни, или добровольных доноров, дающих на это свое согласие. Лечению с помощью частей тела человеческих эмбрионов предшествует их предварительное убийство, совершенное вопреки всяким нравственным нормам, и никакая предполагаемая польза от фетальной терапии не может оправдать убийство (аборт), а аборт не может рассматриваться как нечто, приносящее пользу, поскольку эта польза будет сродни каннибализму, который не могут оправдать никакие жизненные обстоятельства, даже голодная смерть»[5].

Прошу прощения за длинные и страшные цитаты: они необходимы для понимания того ужаса, который происходит вокруг нас. По мнению Сергея Михеева, торговля телами и тканями абортированных младенцев только в России приносит не менее 23 миллиардов рублей[6].

Лозунги «нечего плодить нищету» и «у вас еще будут дети» уничтожили куда больше людей, чем ковровые бомбежки корейских городов

Впрочем, это лишь верхушка айсберга. Проблема куда глубже и страшнее и связана со стратегией депопуляции России. Холодная война продолжается до сих пор и даже перерастает в горячую. Только ее технологии принципиально отличаются от классических войн ХΙΧ– первой половины ХХ века и заключаются в уничтожении врага его же собственными руками через использование идеологических, финансовых, дипломатических инструментов. Отметим, что проект «Гарвардский университет» стоил Америке в сотни раз меньше, чем знаменитый Манхэттенский проект по созданию ядерного оружия, а оказался в десятки раз более эффективным, поскольку обеспечил развал Варшавского договора и Советского Союза через создание «пятой колонны» и переформатирование сознания[7]. Ядовитые лозунги «нечего плодить нищету» и «у вас еще будут дети» уничтожили куда больше людей, чем ковровые бомбежки корейских городов и выжигание напалмом вьетнамских деревень.

«Аборт вреден для здоровья». Советский плакат. Художник: Г.Е. Рошенбург, 1957 г.

«Аборт вреден для здоровья». Советский плакат. Художник: Г.Е. Рошенбург, 1957 г.Напомним бессмертную фразу, приписываемую (думается, небезосновательно) Маргарет Тэтчер: «России хватит тридцати-сорока миллионов человек для обслуживания своей добывающей промышленности»[8]. Отметим, что эти слова разительно совпадают с гитлеровским планом «Ост», по которому Гитлер планировал оставить в оккупированной России лишь тридцать миллионов человек.

Не лишним будет напомнить, что еще в 1932 году Гитлер планировал следующее для Восточной Европы: «чрезвычайная биологическая плодовитость» региона должна быть подавлена хорошо продуманной политикой депопуляции. По свидетельству Германа Раушнинга, Гитлер в 1934 году говорил ему:

«Мы обязаны сокращать население, нам надо будет разработать технику депопуляции… Я не обязательно имею в виду уничтожение; я просто приму систематические меры для подавления их огромной естественной плодовитости… Есть много путей, систематических и сравнительно безболезненных, во всяком случае, бескровных, чтобы заставить нежелательные расы вымереть»[9].

В 1939 году, сразу после оккупации Польши, нацисты опубликовали декрет:

«Все меры, имеющие тенденцию к ограничению рождаемости, следует допускать и поддерживать. Аборты на остающейся площади [Польши] должны быть свободны от запрета. Средства к абортам и контрацепции следует предлагать публично без политических ограничений. Гомосексуализм всегда надо объявлять легальным. Учреждениям и лицам, профессионально занимающимся абортами… не мешать»[10].

Немецкий плакат 40-х годов

Немецкий плакат 40-х годовОтметим, что среди «арийцев» нацисты каленым железом выжигали гомосексуализм и жестко карали немцев за аборты. В 1941 году Гитлером был одобрен следующий меморандум Министерства внутренних дел:

«Любое средство пропаганды, особенно прессу, радио и кино, а также фельетоны, брошюры и лекции надо использовать для внушения русскому населению идеи, что вредно иметь несколько детей. Мы должны подчеркивать затраты, которые они вызывают, говорить о хороших вещах, которые можно приобрести на деньги, затраченные на детей. Надо также намекать на опасное влияние деторождения на здоровье женщины… Необходимо будет открыть специализированные учреждения для проведения абортов и подготовить персонал для этой цели. Население будет тогда прибегать к абортам более охотно… Добровольная стерилизация должна быть рекомендована»[11].

В то же время Гиммлер специально оговаривает в своем декрете:

«Русские врачи… не должны знать об этом приказе. Им надо дать инструкции о том, что беременность следует прерывать по социальным показаниям».

Не напоминает ли это приказ Министра здравоохранения РФ во времена Черномырдина от 8 мая 1996 года о разрешении аборта на любом сроке по социальным показаниям[12]?

Отметим, что немецкие власти предлагали для оккупированных народов полную свободу сексуального поведения, т.е. разврата. В меморандуме 1944 года говорится:

«С целью практического ведения пропаганды надо спокойно распределять контрацептивы (причем цены поддерживает государство). Лучше держать открытым клапан для выхода естественных желаний населения с чуждой кровью, пока это не мешает сдерживанию репродукции среди народов чуждых рас»[13].

Немецкий отдел пропаганды щедро распространял в Польше и СССР… порнографию, а также субсидировал варьете со всякими непотребными зрелищами. Опять-таки, не напоминает ли это современные нравы на телевидении и в интернете? Правда, тогда номер не прошел: в целом поляки, в немалой степени благодаря движению Сопротивления, стремились сохранять высокий моральный уровень и крепкие семейные устои. А что касается русских, то один немецкий врач пришел в шок: почти все девушки, отправляемые в Германию на работы, при медосмотре оказались девственницами. Этот доктор заявил своему начальству: «Этот народ нам не победить».

Весной и летом 1943 года в Германии в обстановке секретности немцы разрешили аборты вплоть до жизнеспособности плода женщинам, которых вывозили с оккупированных территорий для подневольного труда. Их использовали как подопытных кроликов, посылая в университетские клиники как живые пособия для обучения студентов и медсестер. Многие немецкие врачи, особенно католики, поначалу возражали, говоря о безнравственности подобной практики и об опасности дурного примера для немцев. Тогда Гитлер открыто заявил, что «пристрелил бы любого, кто попытался бы запретить аборты на Украине».

Аборты среди русских и польских женщин, по нацистским постановлениям, поощрялись и даже вынуждались

Отметим, что на Нюрнбергском процессе среди обвинений нацистов в преступлениях против человечества присутствовало и следующее: «защита закона была отменена в отношении не родившихся детей русских и польских матерей в Нацистской Германии. Аборты среди этих женщин поощрялись и даже вынуждались». Защитники пытались выкручиваться, что-де аборты не делались насильно. Тогда им предъявили следующий документ:

«…расовонеполноценного потомства восточных рабочих и поляков следует не допускать, как только возможно. Хотя прерывание беременности должно проводиться только на добровольной основе, в каждом случае следует применять давление».

Один из подсудимых, генерал-лейтенант CC Гильдебрандт, заявил протест: мол, «до настоящего дня ни у кого не было мысли видеть в прерывании беременности преступление против человечества». Его протест также не дал результата. Судьи были непреклонны и приговорили подсудимого к 25-ти годам тюремного заключения. Некоторые обвиняемые по этому делу были осуждены на пожизненное заключение, а чиновник, ответственный за расовые исследования с целью определения, делала ли женщина аборт, – сроком на 10 лет[14].

В результате Нюрнбергского процесса и всемирного осуждения нацистской идеологии появилось новое юридическое понятие – геноцид, как перечень «действий, совершенных с намерением уничтожить, целиком или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу». В 1948 году ООН ратифицировала «Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него». В ней утверждается, что что «любая нация, организация или индивидуум, применяющие подобные меры, в том числе и рассчитанные на предотвращение деторождения, виновны в геноциде по международному законодательству»[15]. Документ гласит, что «любое индивидуальное участие в такого рода действиях может рассматриваться как “преступление против человечества”, даже если подобные действия легальны в той или иной стране». Любой человек, соучаствующий в подобной деятельности, может быть обвинен в геноциде[16].

В конце концов, землю наследуют народы, может быть, менее культурные и утонченные, зато более верующие, совестливые и жизнелюбивые, для которых аборт – самое настоящее убийство, к тому же – подлое: двое взрослых людей расчленяют невинного младенца.

Кстати, если говорить о связке «рождаемость и нищета», стоит процитировать великого Д.И. Менделеева, который в своей бессмертной работе «К познанию России» четко определил: «Главное богатство России – ее народ». Соответственно, мы не плодим нищету, а умножаем российское богатство и российскую мощь. И тот, кто имеет наглость заявлять: «Не плодите нищету», – является социал-дарвинистом, или, проще говоря, самым настоящим расистом, или фашистом (см. выше).

«Главное богатство России – ее народ». Соответственно, мы не плодим нищету, а умножаем российское богатство и российскую мощь

Некоторые области (Тверская, Тамбовская) уже приняли или готовятся принять подобный закон. Однако важно, чтобы он стал всероссийским и в нем ясно была прописана ответственность за депопуляционную деятельность не только исполнителей, но и организаторов процесса, не только рядовых врачей или журналистов, но и высоких должностных лиц, благоприятствующих уничтожению российского народа.

При этом возникает резонный вопрос: хорошо, население России будет прибавляться в арифметической прогрессии, а что вы будете делать с миллионами родившихся детей? Где вы будете их воспитывать, где учить, где лечить, если уже сейчас детские сады и школы переполнены, в поликлиники не пробиться? Ответ на это и сложен, и прост: надо ускоренными темпами строить новые ясли и детские сады, новые школы и поликлиники, не только возрождать загубленную советскую инфраструктуру, но и создавать новую и на новом технологическом и идейном уровне, а равно и создавать новые рабочие места для новых тружеников. Сбережение и умножение русского и иных народов исторической России должно стать не просто одной из государственных программ, а центральным проектом развития Российской Федерации. Понятно, что это потребует серьезных вложений, глубоких общественных изменений. Но выхода у нас нет. Или мы изменимся и победим в грандиозном противостоянии с так называемым «глобальным миром», который навязывает нам аборты и депопуляцию, разврат и содомию, или нас сотрут в порошок, и даже 1941 год не сравнится с тем ужасом, который придет на Российскую землю. Уже СВО показало ограниченность человеческих ресурсов Российской Федерации. Дальше будет еще хуже, если мы не опомнимся и не начнем работать над собой, над сбережением, умножением и преображением нашего народа.

Протодиакон Владимир Василик

https://pravoslavie.ru/160703.html