РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ И ЖАНДАРМЫ В РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ.

РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ И ЖАНДАРМЫ

В РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ

На материале Орловской губернии. 18941904 гг.

А.БГУЛАРЯН.

Кандидат исторических наукдоцент кафедры истории ФГОУ ВПО Орловский государственный аграрныйуниверситет

 В середине 90х годов XIX века начался новый этап в революционном движении Российской ИмперииВремя тщательно законспирированных малочисленных боевых революционных организацийукомплектованных молодой разночинной интеллигенциейпрошлоВырастали организациив которых кроме революционной интеллигенции участвовали представители рабочих и крестьянЭтот процесс растянулся на многие годыначиная с создания «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» и кончая оформлением партий социалдемократов и социалистов революционеровВ 1905 году эти революционные партии заявили о себе как о серьезной политической силеВажную роль в формировании революционных партий сыграла подпольная печатьпрежде всего издававшиеся за границей газеты «Искра» и «Революционная Россия», а также профессиональные революционные организациираспространявшие нелегальные издания.

 

Революционерам противостояла хорошо отлаженная машина политического сыскавключавшая в себя Департамент полиции,Охранные отделения в столичных и крупных промышленных городахОтдельный Корпус жандармов и жандармские управленияна местах.

В Департамент полиции стекалась вся информация с местНедаром историки Чарльз Рууд и С.А. Степанов уподобилиДепартамент полиции современному компьютеру, «громоздкомусравнительно медлительному записывающему информациюна картонные карточкитем не менее действовавшему по тому же принципучто и все вычислительные машины» Информациюэтому квазикомпьютеру доставляли местные органы политической полициигубернские жандармские управления и областныежандармские управления (далее ГЖУОЖУ), жандармскополицейские управления железных дорог (далее ЖПУ ж.д.), розыскныепунктыохранные отделениярайонные охранные отделенияС их помощью Департамент полиции осуществлял своюохранительно розыскную работу.

Противоречие состояло в томчто многие местные жандармские управленияимея очень слабую агентуруосуществляли толькообщий надзор над подведомственной территориейТакое положение в работе политической полиции было оправдано темчтов предшествующий период революционные идеи не проникали глубоко в провинциальное обществожандармы не сумелисориентироваться в изменившихся условиях бурной капиталистической модернизации российского обществаповлекшейсущественные экономические и социальные изменения в русской провинции.

1. Отношение к революционным идеям со стороны провинциального общества в конце XIX — начале ХХ векаЕщев конце XIX — начале ХХ века провинциальное общественное мнение продолжало относиться к революционным идеям илиотрицательноили недоверчивоЭто иллюстрируют следующие примеры. 6 апреля 1903 годав праздник Пасхив церкви поселкаПаровозная Радица рабочий Семен Кандырев бросил в толпу листовки партии социалистовреволюционеровОднако другойрабочийИ.Г. Богсанищевсобрал разбросанные листовки и донес на Кандырева в полицию. 22 ноября 1903 года в 11 часовна платформе вокзала хорошо одетая дама бросила в вагон проходящего через Орел военного эшелона узелок с листовкой«Воззвание к новобранцам». Унтерофицер Груздев тут же отобрал узелок у солдат и сдал железнодорожным жандармам.Жандармский унтерофицер Седыхбывший в это время на платформеопознал в распространительнице листовок дочь местногожителя Ханну Юдовну ШуэльЕе хотели арестоватьно выяснилосьчто в тот же день она выехала за границугде обучаласьв Цюрихском университете.

11 февраля 1904 года помощник пристава города Ливен Орлов получил анонимный доносчто вечером в доме купчихи Сорокинойна Соборной улице будут печататься нелегальные листовкиОрлов проверил донос и арестовал по указанному адресу с поличнымв виде гектографа и отпечатанных листовок ливенских уроженцев Т.И. СорокинаШ.З. ЛандауИ.С. Булавина и С. ЩегловаВсеарестованные молодые люди оказались студентами различных высших учебных заведений Москвы и Петербургаприехавшимив родной город на каникулыОни решили заняться революционной пропагандой в родном городене слишком конспирируясь,то есть они пытались вести себя по меркам столичного обществаболее «открытого» и более лояльного к революционнойдеятельностичем их провинциальный городокИх же неизвестный оппонент действовал в соответствии с принятыми в провинции«закрытыми» стереотипами поведения и предпочел выступить с анонимным доносом.

Но иногда «закрытость» провинциального общества даже мешала жандармамособенно в тех случаях жандармской практикикогдаречь шла о координации действий местных и центральных жандармских учрежденийМежду Особым отделом Департаментаполиции и периферийными подразделениями на местах с течением времени сложились весьма натянутыеа местами враждебныеотношенияПровинциальные сыщики обвиняли своих столичных коллег в присвоении результатов их трудаСтоличныечиновникив свою очередьоставались недовольными качеством той информациикоторая поступала им с местОни засылалисвоих секретных сотрудников в провинциючтобы получать недостающую информацию и проверять поступающие сведения.Иногда периферийные и центральные сотрудники сталкивалисьчто приводило к провалу операций и усилению трений междуподразделениямиСамый интересный из подобных случаев произошел во время подготовки визита Николая II в Орел в 1904 году.

марта 1904 года пристав 2й части города Орла Байковский арестовал по доносу хозяина гостиницы явно подозрительногочеловекау которого изъяли два паспорта на разные фамилиизаписную книжку и лист с адресамиВо время разбирательствавыяснилосьоднакочто арестованный является сотрудником «Летучего отряда» филеров Департамента полиции Н.М. Сергеевым.На следующий день его отпустили с извинениямиНо 5 марта местной полицией был задержан второй подозрительный человек,после проверки оказавшийся филером «Летучего отряда» ИвановымПосле этого начальник Орловского губернского жандармскогоуправления генералмайор П.П. Сильницкий имел серьезные объяснения с директором Департамента полиции А.А. Лопухиным.

Выяснилосьчто филеры «Летучего отряда» под руководством старшего отрядного филера Е.Р. Тельнова нелегально прибыли29 февраля 1904 года в Орел для наблюдения за обстановкой в городе и выявления возможного заговора на жизнь императора.В основном они разрабатывали связи местных социалистовреволюционеров И.А. Цодикова и А.Н. Рейнгардтао которых пойдетречь нижеПоведение филеров показалось местным жителям не менее подозрительнымчем поведение революционеров,за которыми они были призваны следитьО подозрительных чужаках донесли в полициюкоторая приняла против них свои меры.Ошибке способствовало и неправильное поведение Н.П. Сергеевакоторый предъявил полиции сначала фальшивый паспорт,затем настоящий и только потом — удостоверение Департамента полицииподписанное А.А. Лопухиным (выпускник Орловскоймужской гиназииодноклассник П.АСтолыпина). Первоначально полицейские решиличто перед ними просто очереднаяфальшивка.

Император Николай II посетил Орел 6 мая 1904 годаВ эти месяцы царь ездил по всей странепытаясь вдохнуть энтузиазмв русское общество в связи с началом русскояпонской войны и поднять дух солдатотправляемых в МаньчжуриюИмператорасопровождали Великие князья Михаил Александрович и Сергей Александровичминистр двора В.Б. Фредерикс и военныйминистр В.В. СахаровЦарь отстоял обедню в церкви Черниговского полка и лично благословил солдат и офицеровв Дальневосточный поход иконойПосле этого последовали протокольные мероприятияА 24 мая 1904 года начальник ОрловскогоГЖУ генералмайор П.П. Сильницкий был произведен в генераллейтенанты и уволен в отставку по болезни с мундироми пенсиейНе исключеночто на эту отставку повлиял эксцесс с филерами «Летучего отряда».

Все описанные случаи иллюстрируют готовность местного населения сотрудничать с тайной политической полицией РоссийскойИмпериичто в условиях современного «открытого» российского общества просто невозможно себе представить.

Все это в значительной степени определяло социальнополитическую ситуацию в Орловской губернии и проявлялосьв частности,в томчто та часть местной молодежикоторая всетаки воспринимала революционные идеиоказывалась в общественнойизоляцииа часто и не решалась открыто выразить свои взглядыНапримеризвестный революционеруроженец городаБолхова Е.А. Преображенский (сын болховского благочинноговыпускник духовного училищатак вспоминает свою юность: «В нашем городе этим летом единственная революционная ячейка состоялаповидимомуиз меня и моего товарища детствасынаместного купца Ивана Анисимовавпоследствии ставшего меньшевиком икажетсяэмигрировавшего вместе с белымиМыотправлялись с ним вдвоем за город в наиболее глухие места и выражали наш протест против самодержавия пением «Марсельезы»,но такчтобы никтокроме насне слышалКогда мы проходили мимо болховской городской тюрьмы — жалкого старомодногозданьицагде обычно содержалось десятка два мелких воришек и конокрадовнаши мысли уходили к Крестам и Бутыркамгдетомились дорогие нам борцы против самодержавного режима».

Царское правительство посвоему использовало общественное настроение в Орловской губернии. «Вот в эту тихую пристаньс издавних пор правительство ссылало под надзор полиции представителей всех существовавших революционных партий,писал в своих воспоминаниях бывший социалдемократ Б.С. Перес.— Здесь живали Натансоны и Зайчневскийздесь в середине90х годов вырастала — среди поднадзорных по преимуществу — партия Народного праваЗдесь впоследствии всегда былоизрядное количество высланных социалдемократов».

2. Начало распространения революционных идей в провинции и изменения в тактике жандармов. Общий надзорза состоянием умов жителей Орловской губернии осуществляло Орловское губернское жандармское управлениеКромеОрловского ГЖУ на территории Орловской губернии действовали отделения МосковскогоВоронежского и Минского жандармскихполицейских управлений железных дорога также Московское охранное отделениекоторое считало «зоной своейответственности» всю Центральную РоссиюДепартамент полиции также регулярно предоставлял местным жандармаминформациюпоступающую из «черных кабинетов», от заграничной и внутренней агентурыТо есть местным революционерампротивостояла вся система политического сыска Российской Империи.

Орловское ГЖУ было создано в 1867 годуОрловское губернское жандармское управление находилось в двойном подчинении:по линии оперативнорозыскной деятельности — Департаменту полициипо линии строевойхозяйственной и инспекторскойдеятельности — Отдельному корпусу жандармов.

Орловское ГЖУ состояло из сотрудников основного и дополнительного штатаВ основной штат управления входили четыре штаби оберофицера — начальник Орловского ГЖУдва его помощника в Брянском и Елецком уездах и адъютант управленияа такжедва писаря рядового составаОфицеры назначались на свои должности приказом по Корпусу жандармовВ дополнительный штатвходили восемнадцать унтерофицеров и три вахмистра жандармских пунктов в ОрлеБрянске и ЕльцеОни набирались из солдатсверхсрочников и продлевали свой контракт с управлением каждый годНачальником Орловского ГЖУ мог быть только старшийштабофицерОн осуществлял руководство подчиненнымивременные назначения и перемещенияпринимал на службу унтерофицеровруководил следственными действиямипроводил смотры и работал с секретными осведомителямиНачальникуправления губернатору не подчинялся и имел большую оперативную свободу для решения своих задачто есть занимал высокоеположение в служебной иерархии губерниихотя и предпочитал держаться незаметноОн размещался со своей канцеляриейв Орледва его помощника — в Брянске и Ельцеони наблюдали за настроениями в своих уездаха также осуществлялиследственные и розыскные мероприятияАдъютант управления направлялся в командировки на места происшествий и дляпроведения следственных действийУнтерофицеры использовались для конвоирования арестованныхдля проведения негласныхрозыскных мероприятийа в чрезвычайных случаях выполняли функции общей полиции.

Должность начальника Орловского ГЖУ в рассматриваемое время последовательно исполняли три штабофицера Отдельногокорпуса жандармовВ 1894–1895 годах начальником Орловского ГЖУ был полковник Я.Т. Дудкинего помощниками являлись:в Брянске — подполковник Н.Е. Новицкийв Ельце — ротмистр В.А. ШлигтингС 1895 по 1900 год Орловское ГЖУ возглавлялполковник А.К. Щепотьевего помощниками были штабсротмистр Д.Д. Петров в Брянске и подполковник В.А. Шлихтингв ЕльцеС 1900 по 1904 год начальником управления был полковник П.П. Сильницкийпроизведенный на этом посту в генералмайорыЕго помощниками являлисьв Брянске — ротмистр Д.Д. Петровв Ельце — подполковник В.А. Шлигтинга после негоротмистр С.Я. ДудкинС 1 июня 1904 до 31 апреля 1905 года начальником Орловского ГЖУ был полковник П.П. Глоба.

В распоряжении Орловского ГЖУ также дополнительный штатсостоявший из трех вахмистров и двадцати унтерофицеровЕслив Орле и Брянске вахмистры не менялись и весь рассматриваемый период на этих должностях служили Григорий Иванови Григорий Сергеев соответственното в Ельце последовательно сменились вахмистры РодионовАлексей Кирюхин и ГригорийШашурин.

Орловское губернское жандармское управление в своей работе опиралась на содействие чинов местной общей полицииВ делахфонда Орловского ГЖУ упоминаются в качестве свидетелейпонятыхучастников следственных действий и информаторовсторожастражникиурядникигородовыеприставыисправникисудебные следователипрокурорыПодозрительного человекав царской России мог арестовать даже дворникявлявшийся внештатным служащим местной полицииКроме тогокак выше былосказаноместным жандармам регулярно предоставлял данные через циркуляры и сводки Департамент полицииОднако наиболееважные политические дела на территории губернии вели не местные жандармыа Московское охранное отделение.

Московское охранное отделение было создано 2 октября 1880 года под названием «секретнорозыскного отделения». И хотя новыйполицейский орган создавался для решения узкопрактической задачи — обеспечения безопасности пребывания императорав МосквеЛорисМеликов настоял на создании в Москве отделения по образцу Петербургской «охранки».

В декабре того же года Московское секретнорозыскное отделение переименовывается в «отделение по охранению порядкаи общественной безопасности», и ему определяется штат в 9 человек.

На должность начальника секретнорозыскного отделения был назначен помощник начальника Киевского ГЖУ капитан А.С. СкондраковВ 1884 году Скондракова сменил его помощник по охранному отделению жандармский ротмистр Н.С. Бердяев.При нем штат охранки возросБердяев привлек на службу в охранку С.В. Зубатова и Л.П. Меньщиковакоторые заняливпоследствии видное место в системе политического розыска.

В юности С.В. Зубатов состоял в одном из московских народовольческих кружковза что был привлечен к дознаниюи «заагентурен» в 1887 году самим БердяевымВ ноябре 1888 года Зубатов подал прошение в МВДпожелав поступитьна государственную службу с откомандированием в распоряжение Московского оберполицмейстера. 10 января 1889 году Н.С. Бердяев обратился с прошением о зачислении Зубатова с 1 января в штат полиции с прикомандированием его к охранномуотделению и определением в чине коллежского регистратораТаким образомЗубатов никогда не был филеромкак об этомошибочно пишут некоторые авторынапример А.В. Куканов и Ф.М. ЛурьеВ 1894 году С.В. Зубатов стал помощникомБердяеваа через два года занял его местоСвою карьеру в полиции Зубатов закончил в чине надворного советника.

Взаимодействие между Орловским ГЖУ и Московским охранным отделением может наглядно иллюстрировать дело партии«Народного права».

Это была одна из первых революционных организацийвозникших в начале 90х годов XIX века в РоссииПартия «Народногоправа» была создана в результате соглашения кружков Орла и МосквыРуководили этой организацией Марк НатансонНиколайТютчевПетр НиколаевЕлена ТроицкаяВиктор ЧерновНесмотря на точто существовала эта организация очень короткоевремя — полгода прошло от учредительного съезда до разгрома полициейорганизация «Народное право» и ее программаоказались в центре дискуссии историков.

Однако с историей партии «Народного права» связана другая не менее важная проблемапочему эта организациясостоявшаяиз выдающихся деятелей народнического движенияне оставила после себя заметного следа в Орлеа существовавшийодновременно с ней кружок учащейся молодежи дал Орлу плеяду провинциальных революционных деятелей?

Во главе партии «Народного права» стоял Марк Натансонвыдающейся революционер и талантливый организаторВ 1892 году онпереехал в Орел и устроился на работу в бухгалтерию ОрловскоГрязинской железной дорогикуда устроил по протекциии нескольких своих друзейЯдро будущей партии составили М.Аи В.И. НатансоныН.С. ТютчевА.В. ГедеоновскийИ.И. КомарницкийС.В. Сотников в Орле и А.И. БогдановичМ.А. РомасевО.В. АптекманА.Л. БлекП.С. СтепановЕ.М. Троицкаяжившие в других городахОсновную организационную работу вел М.А. НатансонОн хранил в голове списки всехизвестных революционеровездил по странеразыскивал старых знакомыхдоговаривался с ними о создании партииК осени1893 года орловская группа Натансона имела связи в СаратовеМосквеПетербургеНижнем Новгородена Кавказе.

Но к этому времени деятельность революционеров находилась под пристальным вниманием Московского охранного отделения.Согласно официальной версиизафиксированной в циркуляре Департамента полиции и оглашенной на судежандармы получилисведения об орловском кружке партии народоправцев из найденного во время одного из обысков письма революционера ЮрияКулябкоНа самом деле партия «Народного права» была раскрыта одним из секретных сотрудников ЗубатоваОднако относительноличности этого агента у историков существуют разногласияСоветский историк С.А. Пионтковский в своих примечанияхк изданию «Записок жандарма» генерала Спиридовича утверждаетчто это была М.Н. Курпатовскаядеятельная помощницадругого зубатовского агента А.Е. СеребряковойПри этом С.А. Пионтковский ссылается на воспоминания Л.П. Меньшикова,разоблачившего многие секреты Департамента полицииЗ.И. Перегудова в переписке с автором статьи высказала мнениечто этобыла сама А.Е. Серебрякова («Субботина», «Дама Туз»), возглавлявшая революционный Красный Крест и сотрудничавшаяс охранным отделением двадцать четыре года.

Генерал А.И. Спиридович так описывает последующие события в своих воспоминаниях: «Московское охранное отделениезанимало исключительное положение среди розыскных органов Россиии деятельность его распространялось далеко за пределыМосквы и губернии. [Оно разгромило перед тем складывающуюся благодаря Натансону партию «Народного права», арестовавпо разным городам ее главарей и взяв в Смоленске ее типографию. [Все этоа также другие успехи по преследованиюреволюционеров были достигнуты отделением с помощью внутренней агентурыто есть через тех членов революционныхорганизацийкоторые по тем или иным побуждениям давали политической полиции сведения о деятельности своих организацийи отдельных членов».

Под руководством сотрудников Московского охранного отделения местные жандармы произвели аресты по классической схеме«ликвидации» после тогокак подпольная типография народоправцев отпечатала брошюру «Насущный вопрос», излагавшуюпрограмму новой партииЭто произошло 21 апреля 1894 года во всех городахсвязанных с ОрломРазгром был полныйприобыске у Виктора Чернова в Петербурге обнаружили склад нелегальной литературыу Надежды Лебедевой в Смоленске — 1000 экземпляров брошюры «Насущный вопрос», у Андрея Лежавы в Харькове — три пуда типографской бумагиОстаетсянеяснымкто руководил этой операцией  начальник охранного отделения генерал Н.С. Бердяев или С.В. Зубатовставший какраз в это время его заместителем.

Революционная организация вместе с типографией была ликвидирована и больше не возрождаласьГлубокая конспирация привелак томучто активная деятельность Натансона и Тютчева не оказала заметного влияния ни на общероссийскую общественнуюжизньни на умонастроение жителей Орловской губернии.

Почти одновременно с партией «Народного права» в Орле появляется кружокобъединявший учащуюся молодежьЭтот кружоквозник в 1894 годуПервоначально в него входили В.Н. РодзевичБелевичВ.А. РусановИ.Ф. ДубровинскийА.Яи Л.П. НикитиныВ 1897 году к ним присоединились О.А. КвиткинК.М. ОстровА.В. Ильинскийа также А.И. СмирновМ.С. Перес и другиеКроме тогов деятельности кружка в 1894–1895 годах принимали участие М.А. Минятоввпоследствиипоменявший свои революционные убеждения на прямо противоположныеи Б.А. Кварцеввпоследствии агент Зубатова две«фигуры умолчания» в местной истории.

Первоначально собрания молодежи представляли собой дискуссионный клубкрайне неоднородный по своему составуКромеучащихся собрания кружка посещали либерально настроенные местные интеллигентыотдававшие дань моде на марксизм. «Тогданередки были небольшие вечеринки,— вспоминал Борис Перес,— где собирались все поднадзорныекроме тогокоектоиз местных — чаще всего молодежьно иногда и либеральничающие «почтенные» людивроде редактора «Орловского вестника»Аристоваи тому подобные».

Борис Перес так характеризует обстановкуцарившую на этих вечеринках: «Вечеринки эти всегда включали в свой порядок днякакойнибудь доклад по экономическим вопросамзатем немного пивапения и немного разговоров — общих и группами». Такимобразомсобрания носили открытый характер.

Но скоро кружковцев перестали удовлетворять рефератыВ 1895 году они попытались пропагандировать марксизм среди рабочихзавода Мещерина и организовать профсоюз типографских рабочихВ 1895 году Орловское губернское жандармское управлениетринадцать раз регистрировало встречи членов кружка с рабочимиОднако его сил было явно недостаточно для тогочтобыразгромить организациюимевшую к тому времени разветвленные связи не только в местном орловском обществено и с другимигородами и МосквойК делу снова подключилось Московское охранное отделение.

При Зубатове Московская охранка приобрела ведущее место в системе политического розыска РоссииКак отмечал видный деятельцарского сыска П.П. Заварзин: «Зубатов был одним из немногих царских агентовкоторый знал революционное движениеи технику розыскаВ то время политический розыск в империи был поставлен настолько слабочто многие чины его не былизнакомы с самыми элементарными приемами той работыкоторую они велине говоря уже об отсутствии умения разбиратьсяв программах партий и политических доктринахЗубатов первый поставил розыск в империи по образцу западноевропейского,введя систематическую регистрациюфотографированиеконспирирование внутренней агентуры и т.п.».

Московская школа филеровсозданная С.В. Зубатовым и Е.П. Медниковымсчиталась лучшей в империиУ Зубатова сложилисьхорошие отношения с Московским генералгубернаторомВеликим князем Сергеем Александровичемс Московским оберполицмейстером Д.Ф. ТреповымОн знал революционное движение изнутрибыл сторонником усиления и насаждения секретнойслужбысоздал собственную секретную агентурувоспитал целое поколение специалистов политического сыскаОфицеры,прошедшие школу Московского охранного отделениявозглавляли многие жандармские управления и другие охранные отделения.Прошедший школу секретного агенталично побывавший в его шкуреЗубатов лучшечем ктолибопонимал его психологиюбылближе к его интересам.

Одним из секретных агентов С.В. Зубатова стал студент Московского технологического институтавыходец из Орла Б.А. Кварцевполучивший в охранном отделении псевдоним «Медведев». Он был завербован Зубатовым в 1896 году и выдалпоследнему знакомых ему членов Московского «Рабочего союза», вскрыл их конспиративные связи с другими городамиАктивныйреволюционерсоциалдемократа потом большевикА.Я. Никитин в своих воспоминаниях «Четверть века назад» писалчтоОрловский кружок в 1895–1896 годах поддерживал связь с петербургским «Союзом борьбы за освобождения рабочего класса»через Акимоваа с московским «Рабочим союзом» — через КварцеваКолокольникова и РумуПоследнего А.Я. Никитин в своихвоспоминаниях называет агентом ЗубатоваОднакокак выясняетсяагентом Зубатова был не Румаа КварцевМожнопредположитьчто они оба были агентамихотя не знали друг о другеВ подобном случае в цепочке связи революционныхорганизаций наличествовали сразу два полицейских агентачто дорого обошлось революционерамВ 1897 году были арестованыИ.Ф. ДубровинскийА.Я. НикитинЛ.П. Семенова в МосквеА.М. Мухин в КурскеБ.С. Перес в Орле и еще шестьдесятмолодых людей в МосквеКалугеОрлеКурске.

В начале 1898 года молодые орловцы пытались встать во главе рабочего движения на Брянском рельсопрокатном заводе.Гектографическим способом была размножена листовка «К рабочим Брянского завода». Для подготовки к стачке в Брянсквыезжали В.К. РодзевичБелевичВ.А. РусановК.А. ТурбинаО.А. КвиткинПосле июньского бунта в Бежице О.А. Квиткини В.К. РодзевичБелевич трижды ездили в это селоБыла написана и гектографическим способом размножена новая листовка,разбросанная по территории завода в ночь на 1 сентября 1898 года. 3 сентября остановился механический цех, 4 сентябрязабастовка охватила весь заводОна продолжалась до 11 сентября 1898 годаЕе итогом стал арест полицией двухсот двадцатирабочих.

Одновременно жандармы арестовали членов кружка учащейся молодежи в ОрлеИм было предъявлено обвинениев подстрекательстве рабочих к забастовкеПосле рассмотрения дела в суде в 1901 году участники кружка были высланыв Вологодскую губерниюВ этом случае классическая жандармская «ликвидация» не дала ожидаемого результатаРеволюционнаяпропаганда марксизма не исчезла полностьюа приостановилась на времяЕе инициатива перешла в руки примыкавшихк молодежи интеллигентовувлекавшихся марксизмом в его «легальной» форме.

Не удалось полиции обезвредить полностью и арестованных участников кружкаотбыв срок ссылкиони постепенно возвращалисьв Орел или продолжали работу в Москве и других городахИ.Ф. ДубровинскийВ.К. РодзевичБелевичО.А. Квиткин сталивидными большевикамиА.В. Ильинский умер от чахотки в 1902 годуМ.С. Перес стал меньшевикомего братБ.С. Перес,участвовал в революционном движении до 1910 годаа позже занялся педагогической деятельностьюМ.А. Минятов во времяразгрома кружка уехал за границуа после Первой русской революции примкнул к черносотенцамТолько В.А. Русанов послеареста 1898 года отошел от политической деятельности и стал исследователем Арктики.

Таким образомперед нами две организациисосуществовавшие рядом в одно и то же времяОдна была с легкостьюликвидирована полициейнесмотря на точто была профессионально конспиративнойДругая организация — выросшийиз открытых собраний кружок со слабо поставленной конспирацией — не только сумела заявить о себено и дала Орловскойгубернии группу формирующихся профессиональных революционеров.

Причины такого расхождения нужно искать не только в томчто раскрытием первой организации занимались московскиеполицейскиеа второй — местные жандармыоба следствия были проведены очень тщательноДело в социальнопсихологическихустановкахпо которым революционеры действовали в обоих случаяхМарк Натансон создавал свою группу из бывших ссыльныхи поднадзорных народниковкоторые не были к тому же местными жителямиЭти революционеры были чужды местной жизни,они не стремились заводить новые знакомства в городеа ориентировались на восстановление связей с такими же группамив других городахНародоправцыхотя и работали в Орле и даже участвовали в деятельности Комитета народных чтений,продолжали жить своим тесным кружкомкак жили классические ссыльные революционеры на Севере и в Восточной Сибири,не замечаячто стали замкнутой кастойСоответственно та молодежькоторая добивалась всетаки чести быть принятойв подобное сообществопрежде всего воспринимала кастовую психологию.

Замыкаясь в узкие рамки своего кружканародники облегчили жандармам задачу ликвидации революционной организации.Кружок учащейся молодежив противовес организации Натансонабыл создан самими молодыми людьмине зараженными духомколлективного превосходстваОни пытались поставить свою деятельность широкоустраивали дискуссииприглашалипостороннихВ своей конспиративной работе Владимир РусановВладимир РодзевичБелевичИосиф ДубровинскийОлимпийКвиткин ориентировались на местные задачивытекающие из местных нуждИменно на основе таких организацийкак кружокучащейся молодежисоздавались РСДРП и ПСР.

Таким образомна рубеже XIX и XX веков тактика революционного движения претерпела радикальную трансформацию.От замкнутых заговорщицких организаций типа партии «Народного права» революционеры переходили к строительству массовыхреволюционных партий.

Но описываемые события говорят также о томчто серьезные изменения происходили и в полицейских учрежденияхСреди нихна первое место выдвинулось Московское охранное отделениекоторое нанесло ряд серьезных ударов по революционномудвижениюВслед за делом «Народного права» последовали раскрытия кружка студента Распутинатипографии «Группынародовольцев», «Рабочей партии политического освобождения России». Успешное завершение следствия по перечисленнымделам дало в руки генерала Н.С. Бердяева и его ученика С.В. Зубатова политический авторитет и реальную власть в сфереполитического сыска.

После успешного раскрытия московского «Рабочего союза» С.В. Зубатов направил своего агента Б.А. Кварцева в поселок Бежицана Брянский рельсопрокатный и вагоностроительный завод — крупнейшее предприятие Орловской губернииПри этом С.В. Зубатов руководствовалсяскорее всеготеми соображениямичто Кварцев  уроженец Орловской области и имеет хорошиезнакомства с членами марксистского кружка учащейся молодежи.

Осенью 1897 года Б.АКварцев организовал в Бежице «Союз сознательных рабочих», которым он руководил в духе выдвинутогоЗубатовым лозунга «полицейского социализма» — борьбы за экономические права рабочих при политической лояльности режиму.Об этом свидетельствует анализ программы и устава кассы «Союза», проведенный историком В.К. Пироговымкоторый связалосновные положения этих документов с т.нэкономизмомТем не менее в Союзе сознательных рабочих уже тогда шланепримиримая борьба двух политических направлений: «кварцевского» и революционногоПоследнее было представленорадикально настроенными рабочимикритиковавшими Кварцева за «нерешительность». Один из таких рабочихН.Н. Лавринович,записал в своих воспоминаниях уже в советское время: «Кварцев училчто всего надо добиваться законным путемчто стачкии забастовки в России не приносят никакой пользы».

О «Союзе сознательных рабочих» следует сказать более подробноЭта подпольная организация насчитывала около пятисотчеловекАвторы «Очерков истории Брянской организации КПСС» подробно рассмотрели историю создания этой организации.С одной стороны, «Союз сознательных рабочих» был конспиративным кружком с жесткой дисциплиной и сложными правиламиприема новых членовс другой стороны — представлял собой кассу взаимопомощи с не менее жесткими правилами устава.Устройство кассы взаимопомощи объясняет популярность «Союза сознательных рабочих» и большое количество его членовв этойорганизации рабочие видели инструмент для решения своих проблемСоздавая свои подпольные партиисоциалдемократыи социалистыреволюционеры опирались на такие организациипревращая их в низовые звенья.

Являясь по своему основному социальному статусу студентомтехнологомБорис Кварцев не мог вести занятия кружка постоянно.Зимой он уезжал в Москву учитьсяа веснойвозвращаясьпродолжал работу сексотаПо утверждению рабочегобольшевикаКучероваименно он связал брянский рабочий кружок с кружком учащейся молодежи в ОрлеПо утверждению А.Я. Никитина,связь между Орлом и Брянском осуществлял В.А. Минятов.

В начале 1898 года Б.А. Кварцев передал Зубатову развернутую информацию по организованному им самим «Союзу сознательныхрабочих», после чего некоторые участники кружка были уволены с работы без объявления причина некоторые арестованыОднакосам «Союз сознательных рабочих» продолжал существоватьтак как его полная ликвидация не входила в планы С.В. Зубатоваи Б.А. КварцеваЭта организация благополучно пережила июньский бунт и была ликвидирована только после августовскойзабастовки 1898 годакогда были арестованы все без исключения участники «Союза сознательных рабочих».

Интересно отметитьчто сам Б.А. Кварцев не был арестована перебрался в Орелгде в это время действовал кружок социалдемократовсостоявший из знакомых Кварцеву людейОн продолжал поддерживать отношения с Союзом через А. Сычева,сознательного революционного рабочегоВ конце концовчтобы «прикрыть» своего агентаС.В. Зубатов санкционировал арести осуждение Кварцева на продолжительный тюремный срок и вятскую ссылкуОднако в тюрьме Кварцев заболел туберкулезом.Умер он в Вологодской губернии в 1905 годуВплоть до своей смерти Б.А. Кварцев оставался полицейским агентом.

Примечательночто его разоблачение произошло только в 60е годы ХХ векахотя еще Николай Бауман на II съезде РСДРПвысказывал предположение о провокаторской деятельности Бориса КварцеваТем не менее улик против последнего современникине нашлиДаже сами рабочиеработавшие с Кварцевымнапример Кучеровотметали всякие подозрения в его провокаторствеТак,вину за многочисленные аресты Кучеров возлагал на доносы представителей заводской администрации и несознательных рабочих.У А.Я. Никитина тоже не возникало подозрений в провокаторстве Кварцеватем более что в «Союзе сознательных рабочих»состоял